МОСЛЕНТА попросила бывшего главу Научно-исследовательского и проектного института (НИиПИ) Генплана Москвы, заслуженного архитектора России Сергея Ткаченко рассказать о том, какие новые возможности по изменению этажности и планировок заложены в дома новых серий, на что влияет яркая пестрота фасадов, в каком виде подобные дома сдают в наши дни в Германии, и почему московские архитекторы ориентируются на них сегодня.

Пестрота фасадов

Если говорить о домах новых серий, в частности, КУБ 2.5, то в первую очередь важно не то, насколько ярко раскрасят фасады. Почему-то на это обычно обращают внимание в первую очередь. Надо понимать, что внешний вид определяют царящие вкусы. Сейчас на архитектурных советах все понимают: надо делать «под Германию», и тогда пройдешь все согласования. А будешь делать под другую страну - не пройдешь, потому что с 2012 года утверждена немецкая модель развития в московской архитектуре. Произошло это после замены архитектурной команды, с того времени, когда Сергей Чобан начал определять направленность современной московской архитектуры.

Если мы качественно идём по северогерманскому, голландскому пути — по пути протестантской архитектуры, то для него характерна некоторая пестрота фасадов, призванная отвлекать от жизненных проблем. У нас в стране такой подход разрабатывал Андрей Чернихов, создавший знаменитую цветовую школу для аутистов. Она яркая, красочная, чтобы дети могли ориентироваться и запоминать по цветам, где они учатся, где обитают. Подобная система сейчас применяется и для всех жителей кварталов типовой застройки. Просто запомнить: я живу в оранжевом доме, а ты – в салатовом и так далее. Даже подъезды начали красить в разные цвета, чтобы легче было ориентироваться.

Вариативность

Любой типовой дом современной серии, как и базовая модель автомобиля, может быть модернизирован в сторону усложнения, улучшения, при этом, естественно, возрастает его стоимость. Вообще, сегодняшние серии с конструктивной точки зрения гораздо интереснее, чем то, что выпускали домостроительные комбинаты в 1970-х, 1980-х годах. Инженерам и конструкторам есть с чем поработать, современные типовые дома впитывают в себя все инженерные новшества: технологии «умного дома», рекуперации, то есть повторного использования энергии. За счёт этого они становятся дорогими, но это уже – другой вопрос.

Ещё в 1970-х можно было, возводя панельный дом, сильно варьировать и его этажность, и конфигурацию, и планировки квартир. Но тогда это настолько удорожило бы само строительство, и такой подход сразу отринули. У нас были нормативные предельные показатели: пятиэтажные дома без лифта, девятиэтажные – с одним лифтом, выше – с двумя. Деньги были государственные, их не хватало, их экономили, поэтому заранее были заданы высоты домов, и проекты не варьировались, кроме единичных, исключительных случаев.

Теперь, особенно учитывая декламируемую разноэтажность застройки Новой Москвы, пришло то время, когда необходимы разные варианты застройки. Правда, мы пока видим только максимальную этажность и дворы-колодцы, которые появляются среди 22-х - 25-этажных зданий, причём такой плотности застройки раньше не бывало. Будем считать, что это веление времени, и квартиры за счёт этого становятся дешевле.

Вариантность планировки возможна в теперешних сериях, и это тоже - знак времени. Кто сказал, что домостроение стоит на уровне 1960-х, 1970-х годов? Оно развивается во всем мире, немного опережая нас, и есть где подсмотреть готовы решения - а это отлично!

Ещё в 1970-х можно было, возводя панельный дом, сильно варьировать и его этажность, и конфигурацию, и планировки квартир. Но тогда это настолько удорожило бы само строительство, и такой подход сразу отринули. У нас были нормативные предельные показатели: пятиэтажные дома без лифта, девятиэтажные – с одним лифтом, выше – с двумя. Деньги были государственные, их не хватало, их экономили, поэтому заранее были заданы высоты домов, и проекты не варьировались, кроме единичных, исключительных случаев.

Теперь, особенно учитывая декламируемую разноэтажность застройки Новой Москвы, пришло то время, когда необходимы разные варианты застройки. Правда, мы пока видим только максимальную этажность и дворы-колодцы, которые появляются среди 22-х - 25-этажных зданий, причём такой плотности застройки раньше не бывало. Будем считать, что это веление времени, и квартиры за счёт этого становятся дешевле.

Вариантность планировки возможна в теперешних сериях, и это тоже - знак времени. Кто сказал, что домостроение стоит на уровне 1960-х, 1970-х годов? Оно развивается во всем мире, немного опережая нас, и есть где подсмотреть готовы решения - а это отлично!

Планировка кварталов

В конце 1980-х годов в Восточном Берлине был выстроен новый район «Марцан-Хелерсдорф». Яркие дома с интенсивным использованием цвета, новые планировки, но главное - за счёт чего они стали новаторскими - там на новом уровне была реализована социально-бытовая и транспортная инфраструктура. Не в ярких фасадах дело, гораздо большее значение имеет то, что происходит вокруг домов.

И конечно, меня, как архитектора и градостроителя, волнует в первую очередь, как эволюционирует благоустройство. Я имею ввиду не лавочки и газоны, а планировку внутри новых кварталов. Будет здорово, если это её станут делать так, как в начале 1950-х. Эта впоследствии отвергнутая система была хороша: все тщательно продумывалось, нормировалось и исполнялось. Внутри этих старых кварталов есть все, что нужно. А потом пошла квартальная система, к которой вернулись в 1990-х годах, и сейчас она снова главенствует: есть внутридворовая территория - она для жителей, а то, что снаружи - это уже для города.

«Машина для жилья» с открытыми пространствами микрорайонов, о которой Корбюзье говорил в 1930-х годах, у нас приобрела своеобразный вид. Мы опять пришли к квартальной системе 30-50-ых годов, что совсем неплохо: она даёт защиту личности жильца, горожанина. Но мы безумно вырастили высоту самих зданий, в результате имеем колодцы дворов, отсутствие инсоляции, с которым уже смирились. Потому что исходим из того, что главное - квадратные метры. И важно, чтобы инвесторы даже в кризисной ситуации как можно больше строили и продавали.

Планировка должна хотя бы в проекте закладываться так, чтобы её потом не смогли искаверкать. Все жизненноважные элементы инфраструктуры надо планировать так, чтобы их нельзя было изменить: детский сад и школа в радиусе доступности, первые этажи, отведенные под общественные помещения. Тогда эти новые микрорайоны будут, что называется, «набирать силу».

Первое или второе жилье

Есть непреложные истины из разряда «дважды два – четыре». Например: внутридворовое пространство рассчитано на все социальные и возрастные категории жильцов. Сейчас эти дома строятся для социально близких категорий. Если в советские годы оказаться там мог кто угодно, то сейчас ясно, что это люди, которые не могут купить дорогую квартиру, или это их первое или второе жилье, и хозяева мечтают заработать побольше, чтобы переселиться на берег Москва-реки или в центр. Например в западной Европе на протяжении жизни человек в среднем меняет жилье семь раз. И каждое следущее - комфортнее и современнее. Если мы приближаемся к западной реальности, и у нас должно быть так же. То есть рынок жилья должен предоставлять такие возможности.

А если так, то у нас должно быть серийное строительство, обеспечивающее возможность вариабельной среды обитания, как внутриквартальной, так и микрорайонной, и внутридворовой. Не обязательно делать колодец из 25-этажных зданий: с той стороны, где ходит солнце, можно делать разрыв, понижать этажность - вариантов всяких множество, их на третьем курсе архитектурного института проходят. А квартиры, в которых солнца нет, должны стоить дешевле.

Возвращаясь к типовой ситуации: должна быть полностью обеспечена социально-бытовая инфраструктура: детские сады, школы, магазины шаговой доступности, спортивные комплексы, поликлиника - этот нормативный перечень можно продолжать долго. Среди таких новых кварталов должен быть район более оживленной торговли с крупными магазинами, торговым центром, общественным центром - концертным или выставочным залом. А дальше, по мере удаления от такого центра, все должно выстраиваться патриархально в прилегающих районах: не нужно ни много магазинов, ни шумных заведений, вроде ночных молодёжных клубов.

Первые этажи и культурные центры

Всё равно все первые этажи не удастся занять общественными учреждениями, магазинами, офисами. При этом там не должно быть жилья, кроме рассчитанного на маломобильные группы населения, то есть тех, выход из которых ведёт сразу на улицу. В советские годы существовали такие «комиссии по первым этажам», которые очень хорошо знали, какой социальный набор должен быть, и вся социальная структура была обеспечена уже на стадии проекта. Сейчас управы и префектуры выдают требования к первым этажам, но не в полном объёме.

Озеленение должно быть заложено в проект, чтобы из квартала в квартал были «зеленые ходы», которые не пересекаются с главными улицами. Тогда пространства дворов будут не замкнутыми, а общедоступными.

Если на местности есть река или пруд - вообще замечательно, вот вам готовая территория общественного, культурного, рекреационного центра для группы окружающих кварталов. В Европе, а особенно в Америке любят сделать такой центр из старого здания, которое сохранилось в районе. Его реставрируют, вокруг делают не типовое, а какое-нибудь особенное благоустройство, оборудуют внутри культурное пространство: выставочные залы, залы для проведения занятий. То же можно делать и у нас: дайте людям оторваться, дайте это задание молодым дизайнерам и архитекторам, они сделают культурный центр квартала или района так, что соседи будут завидовать.

Возврат к дореволюционной практике

В домах новых серий декларируется большая высота потолков в помещениях, от 2,7 до 3 метров. Первые пятиэтажки имели высоту потолков 2,45 метра. Получается, за 60 лет мы «выросли» на 25-55 сантиметров, и это хорошо. Таким образом, мы возвращаемся к дореволюционной практике проектирования жилых домов.

Инженерное оснащение и обеспечение варьируется: хотите умный дом - пожалуйста, но это будет стоить дороже. Хотите, можно пробурить скважины, и тепло грунта, преобразующееся в электроэнергию, будет обеспечивать ей весь дом, ещё и продавать будете. Всё это можно сделать, но тогда строительство «влетит в копеечку». Я думаю, что в районах массовой жилой застройки, где жильцы не могут себе позволить лишнего, не будет запроса на такое уникальное инженерное оснащение зданий.

Вариации планировки - да, будут востребованы. Дома современных серий - все каркасно-панельные: сначала возводится каркас, что дальше позволяет делать планировку квартир достаточно свободной. Только коммуникации, границы квартир, лифты и лестничные клетки остаются на неизменных местах. При этом можно объединять соседние квартиры, если это нужно.

Немецкие примеры

На опыте строительства в Берлине могу сказать, что там даже оборудование кухни ставится: духовка, плита, холодильник, шкафчики. Что-то монтируют за счёт строителя, а что-то, если это улучшенное оборудование - за счёт покупателя. Там вариабельность достигает не совсем понятных для нас высот, но у них так принято, они нас обогнали. И у нас такое будет. Почему я так спокойно смотрю на развитие типового домостроения? Потому что у нас есть образцы, и так как экономика рыночная, мы будем неминуемо к ним приближаться.

Должен быть уровень жизни, уровень комфортности среды. Моя квартира - мой мир, его я обустрою и сам. А вот то, что находится снаружи, я сделать сам не могу, это все должно быть заложено в проекте и реализовываться силами, скажем так, внешними: сообществом жителей, строителями, префектурой за счет города.

Когда у нас сформируется гражданское общество, мы тоже прийдем к таким решениям, которые существуют в наши дни на Западе: когда жители образуют сообщества, которые отвоевывают свои права для того, чтобы улучшить уровень жизни на своей территории. А власти будут к этому прислушиваться.

Перспектива

Если говорить о ближайшей перспективе, то в первую очередь стоит ожидать того, что построенные дома будут соответствовать тем замечательным картинкам, которые представляют архитекторы, когда защищают свои проекты.

В 1950-х, когда были запущены домостроительные комбинаты, появилась перспектива массового строительства доступного жилья. Мы по привычке ругаем этот подход, но тогда в разы увеличился объём строительства, например, в Москве - в 20 раз! И это позволяло решать соответственные производственные, социальные задачи. Сейчас нет потребности в разы наращивать объемы строительства, его нужно сохранять на прежнем уровне, и рынок никто не хочет обрушивать. Но тем не менее, если то, что мы видим на проектных картинках, начнет реализовываться в натуре, можно будет говорить о том, что мы достигли уровня развитых стран Европы.

http://moslenta.ru/article/2016/06/14/panelnye-doma/